e-mail пароль Напомните мне пароль  
 
Добавить объявление: Рыба, Транспорт, Разное

Можно ли посочувствовать рыбакам?



Можно ли посочувствовать рыбакам?
04.07.2017 Источник: www.konkurent.ru

Наконец-то вышли многострадальные постановления правительства в части использования инвестиционных квот. Выходили долго и мучительно, с нарушением всех установленных сроков. Так что же в итоге получилось? Об этом «К» спросил Олега Братухина, эксперта Научно-консультативного совета Общественной палаты РФ, члена Общественного совета Минвостокразвития, генерального директора ЗАО «Русская пелагическая исследовательская компания».

— Олег Игоревич, какова ваша оценка вышедших документов? Что принесут принятые документы?

— Произойдет передел квот, причем закрепленных уже не на 10, а на 15 лет. Несколько крупнейших компаний Ассоциации добытчиков минтая (АДМ) и ВАРПЭ за счет других пользователей практически удвоят свои активы, увеличив их на несколько миллиардов, будет построено относительно небольшое, в общем масштабе рыболовного флота, количество судов, причем лишь условно говоря, что на российских верфях.

Имеет ли это отношение к развитию отрасли и развитию смежной отрасли экономики, то есть отечественному судостроению? Если под развитием понимать те цели и задачи, которые поставил перед отраслью президент страны на президиуме последнего Госсовета по развитию рыбопромышленного комплекса, то, конечно же, нет. Это характерный пример неэффективной государственной политики, экономически неэффективных мер государственной поддержки. Президент говорит одно, а в коридорах Росрыболовства и Минсельхоза делается совершенно иное.

Лет шесть или семь назад в своем выступлении на очередном Конгрессе рыбаков у нас во Владивостоке под неодобрительный гул и чуть ли не топанье рыбаков я отмечал, что государство не откажется от «квот под киль», введение которых приведет к переделу квот среди пользователей, и предлагал, как этого избежать. Сегодня «квоты под киль», или инвестиционные квоты, — реальность. Однако тогда мы не могли предполагать, что они будут лишь предлогом такого передела квот в пользу крупнейших компаний. Такова плата за недальновидность и упертость рыбаков и приход в отрасль настоящих олигархов.

— Что вы имеете в виду?

— На Госсовете президентом поставлены совершенно ясные и недвусмысленные задачи, главной из которых является использование национальных биоресурсов в интересах каждого члена общества. Он тогда открыто заявил рыбакам, что, несмотря на создание государством за свой счет льготных условий для развития отрасли, все, что было обещано рыбаками и ожидалось взамен «исторического» принципа закрепления квот, и предоставление государством льгот — фактически не выполнено. Вот цитата из выступления президента: «… помню, как мне говорили тогда, что нужно перейти на «исторический» способ выдачи квот, и как мы все после этого возрадуемся, как всем будет хорошо. Действительно, есть такие люди, которым очень хорошо. Теперь нужно распределить это «очень хорошо» на все население страны».

Президент поставил и другие задачи: по наполнению российского рынка качественной и доступной по цене отечественной рыбной продукцией, обеспечению продовольственной безопасности, созданию индустрии технически сложного гражданского судостроения, созданию конкурентоспособного, высокотехнологичного отечественного рыболовного флота, созданию современной прибрежной инфраструктуры и береговых перерабатывающих предприятий, развитию прибрежного рыболовства и прибрежных территорий, ликвидации рантье, увеличению степени переработки водных биоресурсов на территории РФ.

Предлагаемый подход Росрыболовства не направлен на решение этих задач и достижение озвученных целей. Общественная палата уже констатировала, что все движения рыбных чиновников противоречат даже сути поручений президента, не говоря уже о целом ряде стратегических государственных документов по развитию национальной экономики. Сегодняшние решения не направлены на использование национальных биоресурсов в интересах каждого члена общества. Более того, они им противоположны и направлены исключительно на интересы крупнейших отраслевых игроков.

— Возможно, то, что мы наблюдаем сегодня в части выделения инвестиционных квот, все-таки является первым шагом для привлечения в отрасль инвестиций, начала обновления флота, развития отечественного судостроения, и это тоже в интересах государства и общества?

— Давайте разберемся в части инвестиций и развития отечественного судостроения.

Способность строить высокотехнологичные рыболовные траулеры-процессоры подразумевает наличие трех неразрывных составляющих технически сложного гражданского судостроения: научных исследований и проектирования, производства оборудования и собственно строительство судов. Причем особую актуальность имеет производство оборудования, которое почти полностью не производится в РФ, но может достигать 60% общей стоимости судна, а также исследований и проектирования.

Последнее играет определяющую роль в конкурентоспособности судов и рыболовного флота в целом, поскольку в глобальном масштабе в области технически сложных судов гражданского назначения (добыча углеводородов на шельфе и промышленное рыболовство) конкурируют компетенции, технологии и новые технические решения. То есть без этого будущего нет.

Таким образом, важнейшей задачей является необходимость создания условий для локализации производств иностранного оборудования, необходимого для строительства рыболовных судов в России, выполнение научных исследований и стимулирование использования российских проектов.

Позволю себе небольшое отступление по поводу использования зарубежных проектов. Не так давно по заказу Крыловского государственного научного центра мы выполняли экспертизу одного из проектов траулера-процессора, родоначальником которого является, пожалуй, самая известная сегодня в России норвежская компания. Анализ показал, что судно теряет остойчивость при любом поступлении забортной воды из-за ее распространения по всей длине судна, несмотря на наличие водонепроницаемых переборок, призванных предотвратить такое распространение и обеспечить непотопляемость. Случайность это или нет — судить не берусь. В любом случае это крайне опасно и недопустимо, не говоря о том, что рыболовный флот всегда был флотом двойного назначения и имел мобилизационное предписание.

Так вот, несмотря на готовность ведущих иностранных производителей к локализации производства на территории Дальнего Востока, так же как и иностранных проектантов, а также наличие российских проектов и разработок, которые лучше зарубежных практически по всем показателям, ничего этого Росрыболовству не нужно, поскольку вышедшие постановления правительства подразумевают строительство на российских верфях лишь корпусов судов. Вот такое высокотехнологическое развитие страны — выполнение самой простой и дешевой работы, стоимость которой не превышает 30% стоимости судна в целом. По сути, это закрепление на будущее нашей технической и технологической отсталости. Разве президент имел это в виду, когда говорил о необходимости строить высокотехнологичные суда?

Сегодня иностранные производители и иностранные проектанты хлопают в ладоши, поскольку российское правительство своим решением определило, что будет поддерживать инвестиционными квотами именно их, а также 70% частных инвестиций. То есть мы будем за собственный счет развивать экономику, компетенции и производство иностранных компаний. Не глупость ли это, граничащая с преступлением?

— Именно поэтому вы считаете, что государственная поддержка экономически неэффективна?

— Не только поэтому. Сравните объем господдержки и объем частных инвестиций. Одно судно для промысла минтая и сельди может получить от государства максимально объем инвестиционных квот, с учетом дальневосточного коэффициента около 34 тыс. тонн. Рыночная стоимость такого количества квот ,по данным ВАРПЭ, составляет около $170 млн, что в несколько раз превышает построечную стоимость судна.

Учитывая, что вложения со стороны бизнеса при постройке судна составят около 30% построечной стоимости судна, а остальное будут вкладывать либо государственные лизинговые компании, либо госбанки, господдержка превышает привлекаемые частные инвестиции в пять-шесть раз, притом что в экономике считается нормальным обратное соотношение госинвестиций и частных инвестиций — 1/3. А, например, по данным Минвосток­развития, сегодня мультипликатор отношения госинвестиций и частных инвестиций при привлечении инвестиций на Дальнем Востоке составляет 1/12.

Ведь пусть это и не прямые государственные денежные инвестиции, но квоты — это крайне ликвидные государственные активы, ведь стоимость 20% инвестиционных квот, по данным ВАРПЭ, составляет 880 млрд рублей…

— Какова причина таких решений Росрыболовства? Что это — отсутствие понимания, квалификации, компетенций или просто лукавство?

— Все, что вы назвали, присутствует в Росрыболовстве в полной мере. Наглядным доказательством чего является неуклюжее, не выдерживающее критики обоснование нужных им решений.

Посмотрите, как обосновывается Росрыболовством то, что обосновать невозможно, — почему государственная поддержка необходима на самом экономически эффективном промысле — промысле минтая и для самой экономически эффективной группы судов — крупнотоннажных траулеров-процессоров, которые, как показывает многолетняя зарубежная практика, имеют минимальные сроки окупаемости. Росрыболовство утверждает ровно обратное — что проекты по строительству крупнотоннажных судов для промысла минтая имеют длительные и непривлекательные для инвесторов сроки окупаемости.

Можно было бы подумать, что это заблуждение либо непонимание, если бы руководитель ведомства Илья Шестаков на втором ВЭФ в прошлом году не утверждал, что новые крупнотоннажные траулеры-процессоры позволяют извлекать прибыль с тонны квот минтая в $700–800. Если умножить названные им цифры на годовой вылов одного современного траулера-процессора в 50–60 тыс. тонн, то и получится срок окупаемости около двух-трех лет. Так где же длительные и непривлекательные для инвесторов сроки? Это самые высокоэффективные биоресурсы. Росрыболовство это понимает, но в пояснительной записке к постановлению правительства утверждает обратное. То есть вводит в заблуждение президента и правительство. Но, пожалуй, наиболее демонстративным шагом со стороны рыбных чиновников явилось, причем в самый последний момент, введение в текст постановления правительства еще одного объекта инвестиций в виде траулера-процессора длиной свыше 105 м для промысла минтая и сельди. Поскольку выбранный одной компанией иностранный проект имеет длину 108 м. И, естественно, с выделением им наибольшего объема инвестиционных квот, то есть наибольшей государственной поддержки, в максимальном объеме более $100 млн на одно судно. Таким образом, Росрыболовство фактически превратилось в филиал частной компании, которая и готовит под себя нужные документы.

Государство должно быть заинтересовано в обратном — при минимальной господдержке привлечь максимум инвестиций со стороны бизнеса в строительство наибольшего количества судов на отечественных верфях за счет ограниченного количества инвестиционных квот. Тут ровно наоборот. В очередной раз крупный бизнес обводит главу государства вокруг пальца. Остальным рыбакам можно лишь посочувствовать, а тем, кто решится инвестировать средства в строительство новых судов, можно себе представить, что за отбор проектов им предстоит.

Игорь ДМИТРИЕВ

Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки

Комментарии 3

Вавилон    17.07.2017 17:43

из серии типа все "алени, а я типо принц на белом коне давно вам про это говорил.."

Вавилону    20.07.2017 20:12

Грубо...

Vovan-болван    21.07.2017 01:14

В Минтрансе такая же ситуация. Гос-во от всего устраняется. Пыхтите сами.

Имя:
E-mail:
Комментарий: